Международный женский тренинг центр
Novator woman
ТРИ СТРАХА ПУБЛИЧНОСТИ И ТРИ СТРАННЫХ УПРАЖНЕНИЯ ПО ИХ ЛИКВИДАЦИ
16 урок
Работая медиатренером с 2012 года, я выявил у моих учеников три основных страха.
Мы все испытываем их в той или иной степени.

Конечно, отрицательных установок в нашей голове гораздо больше, но все они вертятся вокруг этой невеликолепной тройки:

1. Страх говорить на камеру.

2. Страх съемки в присутствии других людей.

3. Страх критики окружающих.

Я подробно расскажу о природе каждого из них, а затем предложу вам выполнить 3 довольно странных, но невероятно эффективных упражнения для их ликвидации.
Страх №1.
Боюсь говорить на камеру
В любой непонятной ситуации — пойте!
Помните Настю?
Она мне не позвонила.

Но зато позвонили с телевидения:

— Руслан, это администратор телеканала БСТ.
Мы хотели бы пригласить вас на кастинг в эту пятницу.

— Я не смогу. Я говорил, у меня начинается сложный учебный год, извините!

— Очень жаль.


Прошло полгода с момента моего интервью.
Я уже и забыл про эту встречу. Но положив трубку, услышал внутренний голос: «Идиот, если тебе еще раз позвонят, не вздумай отказаться!
Просто ради интереса сходи на кастинг!»

И снова звонок:
— Руслан, может все-таки у вас получится? Кастинг ни к чему не обязывает.

— Хорошо, я буду. В пятницу, после тяжелой недели, отсидев все пары, я нашел в себе силы дойти до телецентра. Вид у меня был так себе. Это я понял, как только зашел в студию.

7 парней, все красавчики в костюмах с иголочки, а я — в драных джинсах… Выходит тот самый «репортер», который оказался главным режиссером (!) местного детского телеканала «Тамыр», и говорит:

— Ребят, по очереди встаем перед камерой. Задача простая — за минуту рассказать о себе.

Кто первый?
Молчание.
И опять внутренний голос: «Чувак, ты тут вообще не в тему! Пришел как олух, черт знает в чем. Если будешь стоять и ждать, пока все пройдут, еще и время потеряешь. Иди первым, пофиг!»

— Давайте я!

Встаю перед камерой, вокруг куча народу, свет в глаза, не вижу ничего кроме линзы здоровенной видеокамеры:

— Меня зовут Руслан Фаршатов. От слова «фарш».
Я учусь в авиационном универе, председатель профбюро студентов. Еще я музыкант, у меня есть группа «Крылья».
Мой папа тоже учился в авиационном и тоже играл в группе «Крылья».
Я решил продолжить традицию... Еще есть время?
— 30 секунд.
Еще целых 30 секунд, а я уже все сказал.
Не могу же я просто стоять и молчать.
И тут я почему-то запел Осина:

— Я люблю твою улыбку, я люблю твои глаза, я люблю твою походку, я люблю тебя-а-а! А когда на море качка...

Как ни странно, это сработало. Режиссер вывел меня из студии и задал кучу вопросов: легко ли я обучаюсь, готов ли менять внешность, а что, если брови подкорректировать?

И тут я четко осознал: это шанс! Шанс, который мне играючи предоставила жизнь, и за него надо цепляться.

Причем не важно, к чему все это приведет.

Главное, это что-то совершенно новое и безумно интересное.

Тогда я даже не представлял, что меня ждет лучшая школа в моей жизни — телевидение, благодаря которому я смогу увидеть себя со стороны и понять, как воспринимают меня окружающие на самом деле.

Женщина, вы куда?
Итак, меня приняли телеведущим в новую молодежную программу на главном телеканале Республики Башкортостан с шестимиллионной аудиторией.

Но прежде чем выпустить на главную съемочную площадку, мне предоставили оператора, микрофон и отправили на стажировку. Задача была очень простой и правильной: провести опрос и получить десять ответов от незнакомых людей на улице.

Все понятно и, как мне казалось, довольно просто.
Меня, к тому времени, хлебом не корми, дай поприставать к кому-нибудь. Оператором был рослый 45-летний мужчина, уставший от жизни и нелюбимой работы, который за 25 тысяч рублей в месяц таскал на плечах 25-киллограммовую камеру по восемь часов в сутки.

В отличие от меня для него этот «опрос» был не веселухой, а обузой. Несколько подходов к незнакомым людям меня подкосили.

Каждый второй шарахался от нас, как от карманников.
Каждый третий посылал нас, куда подальше, отборными лингвистическими конструкциями. И с каждой неудачей мой оператор заводился все больше. Я боялся, что он психанет и уедет.

И никого не будет волновать, что люди не хотели отвечать на мои вопросы. Просто я не справился с задачей и все!

Думай, Фаршатов, думай!

И тут мне в голову пришла гениальная идея: идти туда, откуда люди физически не смогут убежать — на остановку общественного транспорта.

Это была победа! За 30 минут я собрал девять ответов из десяти.

Остался последний.

Мне показалось, что оператор даже начал улыбаться. Хотя вряд ли. Все это время я краем глаза следил за женщиной, которая ждала автобус.

На вид ей было лет 45, она прекрасно выглядела, и я был уверен, что интервью с ней станет яркой и красивой точкой в моем опросе.

Мы подошли к ней, я протянул микрофон и говорю: «Здравствуйте, мы проводим опрос для местного телеканала. Скажите, пожалуйста…»

И тут она резко разворачивается и убегает прочь со словами: «Извините, я тороплюсь!»

Представляете, полчаса женщина ждала автобус, но как только к ней подошел молодой человек с микрофоном и оператором, она сразу поняла, что быстрее дойдет пешком?

Это и есть страх публичности.
А как бы вы поступили на ее месте?
Заторопились бы по срочным делам?
Послали бы меня подальше?
А если все же ответили бы на вопрос, то как?
Искренне и уверенно или страдали бы перед камерой, смущаясь и мямля?

Но что же произошло с этой женщиной и происходит со всеми, у кого при виде камеры включается защитная реакция?
Вспомните себя, когда вас впервые снимали на камеру, и не просто снимали, а просили что-то сказать.
О чем вы думали? Уверен, вас волновали только две вещи:

1. Как я сейчас выгляжу? (Почему он подошел ко мне как раз, когда у меня на пальто пятно от пролитого кофе?)

2. Что говорить? (Только бы не ляпнуть какую-нибудь глупость, которую потом покажут на весь мир.)

Вспомните себя, когда вас впервые снимали на камеру, и не просто снимали, а просили что-то сказать

Понимая, что нас снимают, мы хотим выглядеть как можно лучше и говорить умные вещи грамотным языком — это нормальная человеческая потребность.
Так в чем проблема?
Расфокусировка внимания!
Просто мы думаем, как выглядим, и что говорить — одновременно.

Нас разрывает между этими двумя задачами.

Два вопроса пульсируют в мозгу, создавая хаос из мыслей и чувств.
И самый простой способ прекратить этот кошмар — отмахнуться на автомате: «Не снимайте меня!», «Мне некогда!», «Идите на хрен!».

Как я чуть не разрушил карьеру в первый же день съемок Помните, я рассказывал о первом съемочном дне, когда забыл текст и молчал после команды режиссера «Запись!»?

Это не самое худшее, что произошло со мной в тот день. И как раз из-за расфокуса внимания. Мне нужно было следить за камерами: в какой момент и куда говорить. Нужно было думать о тексте и о взаимодействии с соведущими. К тому же я не мог не думать о толпе профессиональных телевизионщиков, которые оценивали меня, находясь по ту сторону камер.

А еще — о тысячах телезрителей… Конечно, я понес какой-то бред.
Меня спасло, что программа была в записи. Если бы я ляпнул такое в прямом эфире, то сейчас писал бы книгу о чем-то другом. Можете сами посмотреть, как выглядел первый съемочный день в моей жизни.

Конечно, дело не в таланте, а в тренировке. Я бы даже сказал в автоматизме действий. Это как управлять автомобилем. Помните, как учились водить? Рядом сидит брюзга-инструктор, перед вами — руль, за ним — поворотник, справа — коробка передач (хорошо, если автоматическая), а за лобовым стеклом другие машины, пешеходы, дорожные знаки, светофоры… И за всем нужно уследить.

Однако никто из нас не думал, что вождение — это талант, правда?

Мы хотели быстрее научиться водить и получить заветные права, прекрасно понимая, что это дело практики.

Но страх камеры — это не только страх выглядеть глупо. Мы также боимся увидеть себя со стороны. Нам не нравится, как мы выглядим в кадре, потому что картинка не совпадает с привычным образом себя, который есть у нас в голове. И, убегая от камеры, мы убегаем еще и от боли, которую непременно испытаем, увидев себя на экране.

Чем же вызвана эта боль? Неприятием двух ваших составляющих: внешности и голоса.
Ой, ужас, это не я!

Большинству людей не нравится, как они выглядят в кадре.

В зеркале вроде бы все ничего: и свет хорошо ложится, и улыбка приятная. Но как часто, посмотрев на себя в видеозаписи, вы говорили:
«Ой, ужас, это не я!»

Губы сжаты, улыбка кривая, глаз дергается, нос какой-то огромный, щеки обвисли, а ведь только вчера фейс-билдинг делала, да?
Хотите правду?

Как выглядите в кадре, так вас и видят.
А вот зеркало врет!
Но об этом позже.
Знаете, у меня справа есть кривой зуб — клык торчит.
В точности, как у Аврил Лавин.

Чего только родители ни делали, чтобы это исправить!

Я и пластинку носил (до сих пор помню ужасный привкус пластика), и массировал зуб, чтобы на место встал.

А сколько комплексов из-за него было?

Но однажды я сказал себе:
«Стоп! Даже Аврил этот клык по барабану, а она девочка… Так чего я парюсь?»

Страх камеры – это не только страх выглядеть глупо.

Мы также боимся увидеть себя со стороны.

Нам не нравится, как мы выглядим в кадре, потому что картинка не совпадает с привычным образом себя, который есть у нас в голове

УРОВЕНЬ 2. ИЗБАВЛЯЕМСЯ ОТ СТРАХОВ НА РАЗ-ДВА-ТРИ

А ведь многие парятся из-за вещей, которых никто, кроме них самих, не видит.

Однажды мне написала ученица:

— Руслан, я не могу снимать себя на видео, у меня… нет зубов.

— Интересно, можете прислать видео? Присылает мне фото, на котором у нее крепко сжаты губы и, естественно, не видно ни одного зуба.

— А можно видео, где вы открываете рот? Снова присылает фото, где она улыбается. Все зубы на месте.

— Вы издеваетесь надо мной? Пришлите мне ви-де-о! Наконец, присылает видео. Оказывается, у нее нет боковых зубов, причем симметрично слева и справа. Но это я понял только с ее слов, потому что отсутствие зубов можно заметить, только когда человек ржет во весь голос, чего она, разумеется, не делала.

— Дорогая, давайте так! Во-первых, это очень мило и необычно, как будто так и задумано. Это ваша фишка! Во-вторых, на видео вообще не заметно. Я с трудом разглядел это с третьей попытки и только потому, что вы мне сами об этом сказали.

— Спасибо! А мне казалось, это сразу бросается в глаза. И первое, что во мне замечают люди, это отсутствие зубов. Я так комплексовала…

Мы реально паримся из-за какой-то ерунды, считая, что для съемки видео нужно быть идеальными. А вы знаете, что слишком красивые люди отталкивают? Вот эти самые, с идеальной внешностью. Они как куклы или люди с другой планеты, далекие-далекие.

Трудно поверить, что они настоящие. И это раздражает даже сильнее, чем изъяны во внешности. Скажу больше, именно красивые люди комплексуют по поводу своей внешности сильнее всего.

Смотришь сторис таких красавиц и думаешь: «Ну зачем тебе маска, чтобы делать глаза еще больше? Ты же и так нереальная красотка! Ну, нахрена?»

А им кажется, что они недостаточно красивые!
Вот это я понимаю — комплекс.

Поэтому такие девушки ничего, кроме бумеранга с губами уточкой в сторис не выставляют!

Если они начнут своими губами говорить, то никогда не выложат это в сеть. Их сознание просто не справится с внутренними комплексами.
Красивая женщина — это в первую очередь уверенная женщина.
У нее может не быть шелковистых волос, безупречной кожи и модельной фигуры, но она чертовски довольна собой, и это считывается в кадре. Такая женщина привлечет внимание мужчин гораздо быстрее, чем бумеранг с уточкой, я вас уверяю.

С мужчинами так же. Судя по реакциям женщин на уверенных в себе мужчин, они действительно могут быть чуть красивее обезьяны. Одно время я комплексовал, что мои волосы ложатся не так элегантно, как у парней из американских фильмов, они у меня жесткие и непослушные. Но могу ли я это изменить?

Нет. Могу ли придумать прическу, в которой жесткие волосы будут преимуществом? Да. Когда я начал работать на ТВ, меня коротко постригли и волосы торчали вверх.

Тогда это стало моей фишкой. Редко у каких парней волосы стоят дыбом постоянно, безо всяких веществ.

В смысле лака или геля для волос. Это странно, правда? Мы часто паримся из-за того, с чем благополучно живем 20, 30, 40 лет.

Так может к черту этих тараканов?! Может, пора принять свое тело таким, какое оно есть? Но! Если в вашей внешности что-то можно изменить в лучшую сторону, то, конечно, это нужно сделать.

Поэтому, когда режиссер спросил у меня — готов ли я подкорректировать брови, я, не раздумывая, сказал: «Да, готов!» Мне с детства говорили, что такие брови как у меня — это большая редкость.
Так что я был счастливым обладателем бровей, сросшихся на переносице.

Догадайтесь, почему папа ласково называл меня «Мазда»? 2009 год. Фаршатов с еще нетронутыми бровями

И я понимал, что бабушка будет плакать и ругать меня за то, что я посягнул на семейную реликвию.

Такие брови были у моего дедушки и моего папы, а теперь у меня. Я не имею права «вырубать» их так безжалостно, это все равно что сбрить брови всему роду Фаршатовых.

И кстати, бабушка действительно сильно ругалась, тогда я узнал, что такое татарский мат.
Однако потом она не то чтобы привыкла к моим бровям, но стала спокойно относиться ко всем изменениям в моем имидже: от дредов до розовых волос.
Посмотрите, я снял ее реакцию в сторис.

Короче, если можете сделать внешность лучше, не прибегая к операциям и хирургическим вмешательствам, — делайте это.

Если не можете — примите себя таким, каким вас давно видят окружающие — ровно столько, сколько вы живете на свете.

И заметьте, никто не плюется и не шарахается от вас. Если только вы не пытаетесь взять у них интервью... Нет, это не мой голос!

Когда мы слышим свой голос в записи, то кажется, что это вовсе не наш голос — его исказил микрофон или запись, или все что угодно, но это не наш голос.

Хотите правду? Вот так и звучит ваш голос, вот так и слышат вас окружающие.

Да, аппаратура немного искажает звук, но, поверьте, человеческое ухо не способно различить эти нюансы, и вы звучите именно так, как звучит ваш голос на записи.

Дело в том, что ваш голос резонирует внутри головы, и вы слышите не то, что слышат окружающие. Именно поэтому певцы в студии звукозаписи слушают себя через наушники. Хотя для нас куда важнее, чтобы голос соответствовал вашему образу.

Большинство людей красивы, пока не заговорят. Это правда так. Смотришь иногда на человека и восхищаешься, а как начнет говорить — возникает когнитивный диссонанс.

И восприятие мгновенно меняется. Думаю, вы не раз такое замечали. Атлетичный мужчина, а говорит томным голоском, или сексуальная женщина скрипит, как старая калитка.

Извините за сравнения, но правда порой отрезвляет.

Вообще человеческое ухо устроено так, что не выносит высокий голос и обожает низкий.

Понаблюдайте: нам приятно слушать глубокий баритон, например, как у Ивана Урганта, и сложно долго выносить фальцет, которым в кино часто озвучивают отрицательных персонажей.

Это касается и музыки. Я большой фанат «Maroon 5», но не могу смотреть их концерт от начала до конца: у меня буквально начинает звенеть в мозгу. Вживую, конечно, другие ощущения, но мы же с вами говорим про видео. Так что если у вас высокий голос, то начните его намеренно занижать, как будто он подсел.

Недаром хрипотца считается сексуальной.
Говорите медленнее, чтобы легче контролировать частоту голоса.

В общем, можно и дальше жить с мыслью, что видео искажает ваш голос, и на самом деле вы звучите гораздо лучше.

А можно прямо сейчас принять свой голос и, если нужно, исправить.
Странное упражнение №1. Сторис-стероид
Итак, за десять лет работы медиатренером я перебрал, наверное, сотни упражнений. Замерял их эффективность, придумывал хитрые схемы, но в итоге самое простое оказалось самым действенным.

Я назвал упражнение сторис-стероидом, и оно занимает 2 минуты в день. Да, всего 2 минуты.

Готовы ли вы инвестировать 120 секунд в день в принятие себя в кадре, чтобы камера полюбила вас, а вы полюбили камеру, свою внешность и свой голос?

Если делать это упражнение хотя бы семь дней подряд, то можно получить бомбический результат — вы будете звучать и выглядеть по-настоящему уверенно! Готовы? Погнали!

Включаем основную камеру смартфона и ставим его перед собой. Внимание, основная камера находится с обратной стороны от экрана, не путаем с фронтальной.

Это важно: вы не должны видеть себя на экране. Глядя на камеру, записываем минутный рассказ о прошедшем дне во всех красках. Важно, чтобы в кадр попадало все: мимика, жесты, телодвижения, чтобы был хороший звук и хороший свет. Понятно, что ровно 60 секунд вы отсчитать не сможете, так что делайте это интуитивно, по ощущениям.

Записав видео, просмотрите его без остановок, не акцентируя внимание на ошибках.
Просто смотрите. Все! Две минуты прошло.
Это и есть упражнение сторис-стероид.
В Детской школе телевидения «Телешко» на первом занятии ученики сразу попадают на урок по работе в кадре.
И там мы проделываем это же упражнение. Угадайте, как дети смотрят на себя на экране? С закрытыми глазами!

Они не хотят себя видеть и слышать, им не нравится. Дети уже не принимают себя такими, какие они есть.

Здесь происходит в хорошем смысле ломка.
И после этого занятия наша задача не допустить, чтобы ребенок сказал себе, а потом родителям: «Это не мое».

Потому что это ложное чувство. Все равно что выпустить новичка сразу на теннисный корт: он пропустит первый же удар и уйдет с поля с мыслью, что ему это не дано.

Бывает, родители звонят нам и говорят: «Вы знаете, "Телешко" — классная школа, мы бы очень хотели, чтобы Машенька ходила к вам, но сегодня она вышла с урока и сказала, что это "не ее", она не хочет учиться работать в кадре. Мы доверяем своему ребенку и уважаем его мнение…»

Задача нашего администратора объяснить родителю, что происходит с ребенком. Машенька переживает потому, что впервые увидела, как выглядит и звучит на самом деле, и бежать от этого — все равно что бежать от самой себя.

Если сейчас не перебороть этот страх и стеснение, то в будущем станет гораздо сложнее. И наша общая ответственность — помочь ребенку справиться с этим чувством и прийти на второе занятие по работе в кадре. В результате родители, которые доверились нашему опыту и привели детей на второе занятие, получают У уверенного в себе ребенка, будущего лидера мнений, коммуникабельного и успешного в любой профессии, какую бы он ни выбрал.

То же самое может произойти и со взрослым, то есть с вами. Увидев себя в кадре, вы так же можете решить: «Да ну его! Не мое это. Просто я не видеогеничный. Не всем дано».

Это ошибка. Ваша задача просто повторять это упражнение семь дней, а потом делать выводы. Мозг устроен так, что сегодня помнит, что нам не понравилось в себе вчера.

Поэтому он будет делать все, чтобы не допустить тех же ошибок. Жесты и мимика будут подчеркивать смысл сказанного, голос зазвучит увереннее, глаза перестанут убегать в потолок, вы начнете улыбаться!

Мысли синхронизируются со словами во времени: состояние «сначала подумаю, потом скажу» постепенно перейдет в «думаю и тут же говорю».

Правда, ценно? Не сразу, мало-помалу, шаг за шагом это придет. Но только если вы будете выполнять упражнение ежедневно, хотя бы на протяжении недели.

Ваша медиамышца под названием «работа в кадре» будет расти на глазах, вы почувствуете это всем телом — внутри и снаружи. Это я и называю «Медиафитнесом».

А еще вас ждут приятные бонусы ко всему перечисленному выше. Практикуя это упражнение ежедневно, вы

• Научитесь без «бе» и «ме» высказывать мысли на камеру, проговаривать их коротко, лаконично и интересно.

• Начнете рефлексировать и рассуждать о том, что с вами произошло за день. Всплывут инсайты и по-настоящему важные события, которые случились с вами за последние 24 часа.

• Начнете чувствовать время — ценный навык, который вам еще пригодится. Вы научитесь формулировать мысли так, чтобы они умещались в четыре сторис. Поверьте, даже в моем окружении мало у кого это получается легко.

• Ближе к концу недели вы расслабитесь телом и душой, начнете шутить и импровизировать на камеру.

На самом деле через неделю регулярных 2-минутных тренировок каждый из вас откроет собственные инсайты.

Но еще ни один из моих учеников, выполнив это задание, не сказал: «Руслан, хрень какая-то, не работает».

Все растут и меняются на глазах. Представляете, что происходит с теми, кто уделяет этому не 2 минуты в день, а 20?

Важно упражняться хотя бы неделю без пропусков, потому что медиамышцы должны привыкнуть к состоянию публичности в формате видео.

Это очень похоже на фитнес, только здесь важнее не качество выполнения, а количество подходов и регулярность.

Пожалуйста, не изучайте этот тренинг дальше, пока не выполните упражнение сторис-стероид!

Где бы вы сейчас ни находились, потратьте 2 минуты — расскажите, как прошел ваш день, и пересмотрите записанное видео.

Знаю, вы хотите все и сразу, но это не продуктивно. Зато после съемки вы почувствуете прилив энергии. Эустресс вызовет выброс эндорфина, а сразу после того, как запишите видео и выдохнете, ощутите действие дофамина, благодаря достижению маленькой, но значимой для вас цели. Когда поймете, насколько это эффективное упражнение, не сдерживайтесь — расскажите о нем всем друзьям и подругам.

Снимите об этом сторис, подмигните мне в директе в конце концов.
Задание:
1) Напишите, как вы поняли, какой выход из страха говорить на камеру?

2) Выполните задание сторис - стероид! Пришлите его в чат!