Международный женский клуб
Noovator woman
Эмоциональный часовой
Приятель рассказал, как, проводя отпуск в Англии, проходил по набережной и зашел в кафе.
Покончив с завтраком, он решил немного прогуляться и, спустившись по каменным ступеням широкой лестницы к каналу, увидел девушку, пристально смотревшую на воду.
На ее лице застыло выражение ужаса.
Не дав себе времени как следует подумать, он прыгнул в воду, даже не сняв пиджака и галстука.

И только оказавшись в воде, понял, что девушка, оцепенев от страха, смотрит на ребенка, упавшего в канал.

К счастью, он сумел спасти мальчика. Что же заставило моего друга броситься в воду прежде, чем он осознал, зачем так поступает?

Ответ прост: по всей вероятности, миндалевидное тело.

Работа Джозефа Леду заняла достойное место в ряду самых впечатляющих открытий последнего десятилетия* в области эмоций.

Она объясняет, каким образом архитектура головного мозга обеспечивает амигдале привилегированное положение «эмоционального часового», способного захватить мозг.

Согласно данным исследования, сенсорные сигналы от глаза или уха проходят в головном мозге сначала в таламус (зрительный бугор), а потом, через один синапс (место соединения двух нервных клеток)**, — в миндалевидное тело.

Второй сигнал из таламуса направляется в неокортекс (думающий мозг). Благодаря такому разветвлению миндалевидное тело начинает реагировать раньше неокортекса, который «обмозговывает» информацию на нескольких уровнях контуров, прежде чем полностью ее воспримет и перейдет наконец к действиям в виде ответной реакции, оптимальной в конкретной ситуации.

Исследование Джозефа Леду произвело переворот в понимании механизмов наших эмоциональных реакций, так как впервые были описаны нейронные пути, проводящие сигналы от органов чувств в обход неокортекса. Прямиком в миндалевидное тело направляются
сигналы о наших самых примитивных и сильных чувствах.

Эта схема во многом объясняет, почему эмоции нередко перевешивают здравый смысл. В нейробиологии традиционно считалось, что глаз, ухо и другие органы чувств передают сигналы в таламус, откуда они поступают в зоны неокортекса, занимающиеся обработкой сенсорной информации.


Там сигналы сводятся воедино, и мы воспринимаем объекты.
Сигналы сортируются по смысловому содержанию: мозг осознает, что такое каждый объект и что означает его присутствие.

Согласно прежней теории, сигналы из неокортекса посылаются в лимбическую систему, из которой соответствующая ответная реакция распространяется по головному мозгу и всему организму.

Таким образом система работает почти все время или бóльшую его часть. Однако Леду обнаружил меньший пучок нейронов, идущий от таламуса прямо к миндале вид ному телу, в дополнение к пучкам, образующим более длинный путь от таламуса к коре головного мозга.

Узкий и короткий проводящий путь — нечто вроде нейронного глухого переулка — позволяет миндалевидному телу получать некоторые входные сигналы не посредственно от органов чувств и запускать ответную реакцию прежде, чем неокортекс зарегистрирует их в полном объеме.

Это открытие опровергает представление о том, что при формировании эмоциональных реакций миндалевидное тело полностью зависит от сигналов, поступающих от неокортекса.

Амигдала способна запускать эмоциональный отклик посредством экстренного реагирования именно потому, что параллельная отражательная цепь начинается между ней и неокортексом.

Амигдала способна заставить человека резко начать действовать, пока чуть более медлительный, но более осведомленный неокортекс разворачивает свой проработанный план действий.

Леду опроверг общепринятое мнение относительно проводящих путей, по которым путешествуют эмоции, опубликовав результаты исследований поведения животных, испытывающих страх.


В одном из опытов он разрушил у крыс слуховую зону коры головного мозга, а затем подверг их воздействию звука определенного тона в сочетании с электрошоком.

Крысы быстро усвоили, что звука нужно бояться, хотя данный сигнал не мог регистрироваться в их неокортексе.

Звук шел по прямому маршруту: от уха — в таламус, а потом в миндалевидное тело, минуя все главные пути.

Короче говоря, крысы заучили эмоциональную реакцию без участия какой- либо высшей зоны коры головного мозга: миндалевидное тело самостоятельно воспринимало, запоминало и производило «оркестровку» их страха.

«С точки зрения анатомии эмоциональная система вполне может работать независимо от неокортекса, — объяснил Леду. — Иногда некоторые эмоциональные реакции и воспоминания формируются бессознательно».

Миндалевидное тело способно хранить воспоминания и целый набор ответных реакций, которыми мы пользуемся, далеко не всегда понимая, почему: прямая и кратчайшая дорога от таламуса до миндалевидного тела идет в обход неокортекса.

Благодаря обходному пути миндалевидное тело, похоже, служит хранилищем эмоциональных впечатлений и воспоминаний, о которых мы даже не подозреваем.

Леду полагает, что именно таинственной ролью, которую играет миндалевидное тело в механизме памяти, объясняются, к примеру, поразительные результаты необычного эксперимента.

Его участники научились различать геометрические фигуры причудливой формы, очень быстро мелькавшие перед глазами: они даже не успевали понять, что действительно видели их .

Как показало еще одно исследование, в первые миллисекунды восприятия чего- либо мы не только бессознательно понимаем, что это такое, но и решаем, нравится нам оно или нет.

«Познавательное бессознательное» предоставляет возможность как распознать то, что мы видим, так и составить об этом собственное мнение . Наши эмоции обладают умом, который придерживается собственных взглядов независимо от нашего рационального сознания

Задание:
Напишите как вы поняли, за какой ромежуток времени человек понимает , нравится ему или нет то, что он видит?