Международный женский клуб
Noovator woman
Побуждение к действию
Однажды ранней весной я ехала по шоссе через горный перевал на границу с Россией и Грузией в Гудаури.
Внезапно начался снегопад, настолько сильный, что я не могла разглядеть автомобиль передо мной.

Я всматривалась в кружащиеся снежные вихри, но видела лишь белую пелену. Нажимая на педаль тормоза, я почувствовала, как меня охватывает беспокойство, сердце забилось учащенно.

Беспокойство переросло в настоящий страх; я съехала на обочину, чтобы переждать метель.

Через полчаса снегопад прекратился, видимость восстановилась, и я продолжила путь.

Через несколько сотен метров я был вынужден снова остановиться.
На дороге бригада скорой оказывала помощь водителю, который не справился с управлением и протаранил едущий впереди автомобиль.

Из- за аварии на шоссе образовался затор.
Если бы я продолжила ехать при слепящем снегопаде, то, вероятно, налетела бы на них.

Страх, охвативший меня в тот день, подействовал на меня как предостережение и, возможно, спас мне жизнь.

Подобно кролику, в ужасе застывшему при виде пробегающей мимо лисы, или простейшему млекопитающему, прячущемуся от нападающего динозавра, я оказалась во власти внутреннего ощущения, которое заставило меня остановиться, насторожиться и обратить внимание на надвигающуюся опасность.

Все эмоции , по сути , не что иное, как стимулы к действию, мгновенные алгоритмы по выходу из конкретной ситуации, которые заложила в нас эволюция.

Согласно одной из этимологических версий, корень слова «эмоция» — латинский глагол moveo, означающий «двигать, приводить в движение», с приставкой e- (э -), придающей дополнительное значение направленности вовне — «отодвигать, удалять».

Следовательно, каждая эмоция пробуждает стремление действовать, в чем легко убедиться, наблюдая за животными или детьми.

При этом поведение «цивилизованных» взрослых нередко идет вразрез с естественными законами природы: у них эмоции — основные стимулы к действию — расходятся с самим действием . Каждая эмоция из нашей палитры ощущений играет уникальную роль, которая раскрывается в ее особом физиологическом проявлении.

Благодаря новейшим методам исследований, позволяющим «заглянуть» в тело человека.

Ученые выявляют все больше физиологических механизмов того, как каждая эмоция готовит организм к специфической ответной реакции.

• В минуту гнева кровь приливает к кистям рук, позволяя быстрее и легче схватить оружие или нанести удар врагу. Увеличивается частота сердечных сокращений, а выброс гормонов, например адреналина, обеспечивает заряд энергии, которого хватает для решительных действий.

• Когда человека охватывает страх, кровь устремляется к большим скелетным мышцам, в частности ножным, помогая быстрее убежать от опасности. Человек бледнеет, что происходит в результате оттока крови от головы (появляется ощущение, что кровь «стынет в жилах»). Мгновенно цепенеет тело, хотя и ненадолго, вероятно, давая время оценить ситуацию и решить, не лучше ли поскорее спрятаться в укромном месте. Нейронные связи в эмоциональных центрах головного мозга запускают механизм выброса гормонов, приводя тело в состояние общей боевой готовности.

Внимание сосредоточено на непосредственной угрозе: необходимо быстрее и как можно точнее определить, какое решение принять в данной ситуации.

• Среди множества биологических изменений, происходящих, когда человек счастлив, отметим повышенную активность мозгового центра, который подавляет негативные чувства, успокаивает переживания, провоцирующие тревожные мысли, и содействует притоку энергии. При этом в физиологии не происходит особых изменений, за исключением наступления состояния покоя, в котором организм быстрее восстанавливается от последствий негативных эмоций. Человек отдыхает и заряжается энергией для выполнения любых стоящих перед ним задач, а также готов к новым достижениям.

• Любовь, нежные чувства и половое удовлетворение стимулируют активацию парасимпатической нервной системы, что физиологически противоположно мобилизации по типу «бей или беги», вызванной страхом или гневом. Парасимпатическая модель, которую еще называют «реакцией расслабления», образована совокупностью распределенных по всему телу реакций, создающих общее состояние покоя и удовлетворенности, способствующих взаимодействию.

• Поднимая в удивлении брови, человек увеличивает пространство, охватываемое взглядом, и на сетчатку попадает больше света. В результате мозгу удается собрать больше информации о неожиданном событии, чтобы получить максимально точное представление о происходящем и разработать наилучший план действий.

• Отвращение везде и всюду выражается одинаково и пере дает одно и то же ощущение: что- то в прямом или переносном смысле дурно пахнет или неприятно на вкус. Выражение лица у человека, испытывающего отвращение — искривленная верхняя губа и слегка сморщенный нос, — наводит на мысль о попытке, как отметил еще Дарвин, зажать нос, чтобы не чувствовать омерзительного запаха или выплюнуть нечто ядовитое.

• Главная функция печали — помочь справиться с невосполнимой утратой, такой как смерть кого- то из близких , или серьезным разочарованием . Печаль сопровождается резким снижением энергии. Мы перестаем увлекаться чем- либо, приносящим удовольствие. Глубокая печаль может перейти в депрессию, ведущую к замедлению обмена веществ в организме. Подобное погружение в себя и рефлексия дают возможность оплакать утрату или несбывшуюся надежду, осознать ее последствия для дальнейшей жизни и — с возвратом — строить новые планы. Потеря энергии, вероятно, удерживала пребывавших в печали, а потому уязвимых людей Древнего мира поближе к дому, где они чувствовали себя в безопасности.

То, как человек проявляет физиологически заложенные реакции, зависит от его личного жизненного опыта и привычной культурной среды.

Например, потеря любимого человека у каждого вызывает печаль и скорбь. Но то, как мы при этом себя ведем — показываем свои чувства или сдерживаем их до тех пор, пока не останемся одни, — зависит от особенностей культуры.

Равно как и то, какие именно люди в нашей жизни попадают в число любимых, чью смерть мы оплакиваем.

Эмоциональные реакции вырабатывались в течение длительного периода эволюции.
Это была более суровая реальность, чем та, в которой жили и живут большинство людей после того, как началась известная нам история.

В дописьменные времена немногие младенцы доживали до детских лет и очень немногие взрослые — до тридцати лет.

Хищники могли напасть в любой момент, засухи и наводнения ставили человека на грань между голодной смертью и выживанием.

Но с зарождением земледелия и появлением зачатков общественных формаций шансы на выживание резко возросли.

За последние десять тысяч лет, когда достижения цивилизации начали распространяться по миру, гнет суровых обстоятельств, сдерживавших рост народонаселения, неуклонно ослабевал.

Эмоциональные реакции имели очень важное значение для выживания в сложных условиях. По мере улучшения качества жизни менялась и значимость эмоциональных проявлений.

Если в древние времена мгновенно вспыхнувший гнев мог обеспечить решающее преимущество и шанс на выживание, то в наши дни при доступности автоматического оружия для тринадцатилетних подростков его проявление может обернуться трагедией.

Задание:
Напишите, как однажды вас спасли ваши предчувствия, или наоборот, вы не послушали себя и потом очень пожалели об этом?