Медународный тренинг центр Novator woman
Зрительный вектор
Роль в стае: дневной сторож, воспитатель

Альтернативные названия: зрительник, художественный, художник, воспитатель

Цвет: зеленый

Фигура: круг

Ключевые ценности: красота, любовь, справедливость
Узнать с первых секунд
Казалось бы, красота — понятие совершенно субъективное.

Однако есть люди, глядя на которых практически любой скажет: «Какой красивый человек!»

И будьте уверены — речь о представителе зрительного вектора.
Они появляются на свет с большими, широко распахнутыми и выразительными глазами, в которых отражается весь мир.

С детства чувствительны и очень сентиментальны: чуть что — сразу слезы.

Чувствительная слизистая глаза мгновенно реагирует на любую сильную эмоцию.

Вам может казаться, что повод совершенно незначительный, пустяковый и не стоит не только слез, но и внимания, но для зрительника возможность поплакать — это возможность снять напряжение и дать выход тем эмоциям, которые бурлят внутри.

Удивительным образом эти люди в равной степени стремятся к вниманию и могут его бояться.

Простая просьба рассказать стишок Деду Морозу может закончиться истерикой просто потому, что ребенок будет не готов к повышенному вниманию, начнет стесняться и, чтобы хоть как-то избежать грядущего, заплачет.

Любимый призыв кота Леопольда: «Ребята, давайте жить дружно!» — зрительный девиз.

Всю свою жизнь зрительник будет стремиться к миру и дружбе, тяжело переживая конфликты, ссоры и несправедливость.

А если их станет слишком много, просто отгородится от некрасивого мира очками, защищая и без того чувствительные глаза.

Идеалист по своей сути, не меньше внимания зрительник уделяет и своей внешности.

Ему жизненно важно быть красивым, выглядеть красивым, чувствовать себя красивым — для него это зачастую одно и то же.

Поэтому не удивляйтесь долгим сборам, полному шкафу и вечному: «Мне нечего надеть. Я не пойду!»

Зрительник живет красотой. В его жизни все делится на красивое и некрасивое: люди, места, вкусы, запахи, поступки.

Зрительные дети могут отказаться ходить в детский сад, если воспитательница некрасивая.
Зрительные взрослые (и не только) от некрасивых проявлений в человеческих отношениях могут отгородиться очками.
Красивый поступок — справедливый поступок.
Зрительники очень ценят справедливость и сильно переживают, когда сталкиваются с несправедливым отношением к себе или другим.

У борцов за различные права и свободы одним из ведущих векторов обязательно окажется зрительный.
Они всегда стремятся окружить себя красотой.
С детства у зрительника тонкий вкус — он умеет сочетать одежду, цвета, пространство, очень здорово и часто необычно рисует, увлекается всем, где можно создать красоту.
Это его отдушина.
Благодаря прекрасной зрительной памяти он хорошо учится, много запоминает, грамотен.
И все же внешняя красота — это лишь отражение красоты внутренней: большого сердца, невероятного альтруизма и огромной любви к окружающему миру.
Что же делает их такими? В чем секрет?
Роль в стае и физиология
Изначально в стае человеку со зрительным вектором отводилась роль дневного сторожа.

Прекрасное зрение и особая чувствительность слизистой глаза позволяла замечать опасность на значительном расстоянии, в любой маскировке, задолго до того, как она становилась явной угрозой для остальных.

Надо сказать, что сторожевая функция на этом и заканчивалась, дальше зрительный трусишка мог смело падать в обморок.

Информацию вождю передавал либо оральный глашатай, либо обонятельный советник, который чувствовал, как от страха у зрительника поменялся запах.

Ну а раз весь день приходилось проводить на месте у лагеря, то дневной сторож по совместительству становился воспитателем, так как все свое свободное время находился рядом с детьми.

Воспитание подрастающего поколения — не обучение, а именно воспитание, — как говорит великий педагог Шалва Амонашвили «в ось питание», питание самой сути человека любовью — было второй фундаментальной задачей зрительника.

Вся жизнь человека с ведущим зрительным вектором будет строиться вокруг этих двух реализаций: физиологической — смотреть на красивое и создавать красоту и сублимационной — наполнять мир любовью
Таланты и ключевые черты характера
Зрительный вектор обеспечивает человеку самую широкую эмоциональную амплитуду с крайними точками в двух базовых состояниях: страх и любовь.

На протяжении всего жизненного пути зрительник будет решать главную задачу: как перерасти свой страх и наконец-то выйти в состояние безусловной любви.

Страх и любовь — это стороны одной медали.

А когда медаль лежит, видна только одна сторона.
Так и с нашими состояниями: страх и любовь несовместимы.

Мы пребываем либо в одном, либо в другом состоянии. Нельзя бояться из любви к человеку, равно как и нельзя любить его из страха.

Именно поэтому фразы вроде: «Я боюсь, что с ним что-то случится, потому что я его люблю», — не имеют смысла.

Если вы чувствуете страх, в вашем состоянии на данный момент нет любви. Зрительники чувствуют это особенно остро.

С самого раннего возраста они постоянно живут между этими двумя состояниями, десятки раз переходя из одного в другое в течение дня. Внешне это проявляется как постоянная смена настроения: проснулся: «Привет, солнышко, привет, мир!», вспомнил, что важное мероприятие, и испугался: «У меня плохое настроение, я никуда не пойду, и надеть мне нечего!» — и так весь день.
Особенно ярко это проявляется у маленьких зрительников, только знакомящихся со своими эмоциями. Фундаментальная ценность зрительного вектора — любовь.
Именно она включает в себя и сочувствие, и сострадание, и справедливость, и искренность, и красоту, и доверие, и восторженность.

И эта неподдельная вовлеченность, неподдельный восторг ярко контрастируют с меркантильностью, скепсисом и сарказмом многих в современном мире.

Зрительник наполняет все своим теплом и добротой.

«Проявляйте свою любовь к людям везде, где это возможно, и прежде всего — у себя дома. Дарите любовь своим детям, своей жене или мужу, своим соседям…
Пусть ни один человек не уйдет из вашей жизни без того, чтобы не стать хоть немного лучше или счастливее.
Станьте живым выражением доброты Бога.
Пусть люди видят доброту, светящуюся в вашем лице, в ваших глазах и в вашем дружеском приветствии».

Мать Тереза Эмпатия — это врожденная способность любого обладателя зрительного вектора.
Именно они умеют со-чувствовать, со-переживать вместе с человеком. Следует отметить, что сочувствие в корне отличается от жалости.

Сочувствие рождается из ощущения равенства, понимания, что человек сейчас проживает.
Например, когда вы видите, как легко одетый человек зябнет на ветру, и по вашей спине пробегает холодок.
Или вы понимаете, какой страх и ужас ощущает ребенок, только что разбивший вазу.
И когда вы разделяете эти чувства с человеком, вы точно знаете, что нужно сделать — предложить теплую одежду, обнять, успокоить, а не осуждать или ругать.
Жалость не просто не равна сочувствию, но в чем-то и полная его противоположность.

Если сочувствие объединяет, то жалость разделяет.
Если вам вдруг становится жаль человека, вы исходите не из позиции равенства, а из идеи, что человек чем-то обделен, в чем-то ограничен.
А вы, напротив, в превосходящей позиции, на ступеньку выше.
Когда-то давно на трансформационной игре я поделилась с ведущей тем, что мне невероятно неловко видеть людей, которые просят милостыню.

В те моменты мне казалось, что я не имею права радоваться новым вещам или покупать очередной латте в «Старбаксе», пока есть те, кому не хватает на еду.
В ответ на мою вдохновленную тираду ведущая невозмутимо ответила:
«А ты замечаешь, что это гордыня?» Я была шокирована. Как гордыня?
Я же из лучших побуждений! Я же о них забочусь!

В общем, доходило до меня долго, но в итоге я очень четко осознала это чувство высокомерия и гордыни, стоявшее за тем, что мне казалось заботой и сочувствием.

В сочувствии всегда есть уважение к выбору другого человека.

Даже если он выбрал путь бомжа, алкоголика или наркомана, это его выбор и его ответственность. И в этой позиции нет места ни нашей жалости, ни нашей гордыне.

В нейролингвистическом программировании есть три позиции.
В первой я вижу происходящее своими глазами;
во второй — глазами человека, с которым общаюсь, в третьей становлюсь объективным сторонним наблюдателем, как бы выхожу из ситуации и смотрю со стороны.

И практика второй позиции очень здорово развивает эмпатию, способность почувствовать, что сейчас испытывает человек, какие у него есть цели и потребности.

Попробуйте непростое, но очень действенное упражнение: в момент общения, например, с мужем почувствуйте, что вы — это он.

Что вы как будто сейчас вошли в его тело, чувствуете его одежду, его рост и вес, его кожу, внутренние органы.
Вы — это он.
И на мир вы смотрите его глазами, у вас его желания и потребности. Поначалу будет очень сложно и необычно, но, постоянно практикуясь, вы научитесь очень быстро устанавливать подобную связь с человеком и ощущать его состояния и бессознательные мотивы в коммуникации. Незаменимый навык для любого формата общения, как личного, так и делового.

Подобное сочувствие, эмпатия чувствительному зрительнику даются довольно легко, если он не загоняет себя в ловушку страха.

Страх — это первобытное чувство. И в некоторых моментах очень даже необходимое. Именно страх лежит в основе инстинкта самосохранения. И, согласитесь, когда он не дает вам проверить, а что случится, если с зонтиком прыгнуть с восьмого этажа или съесть гвоздь, это вполне себе полезная функция.

Частая проблема со страхом в том, что мышление человека метафорично. И мы реагируем и на реальную угрозу нашей жизни — пистолет у виска, и на выдуманную — увольнение с работы одинаково.

Наш мозг включает те же самые механизмы, а мы начинаем воспринимать свои фантазии как действительно страшные вещи.

И напуганному зрительнику опасности мерещатся на каждом шагу: начиная с монстров, которые живут под кроватью и не дают спокойно спать, заканчивая общей тревожностью по поводу и без.

Именно представители этого вектора боятся оставаться одни в темноте, причем как в детстве, так и во взрослом возрасте.

А вынужденный поход за стаканом воды ночью превращается в целое приключение. Потихонечку, на цыпочках, но при этом очень - очень быстро бежишь до выключателя и включаешь весь свет, до которого можешь дотянуться.

А на обратном пути еще более сложная задача — практически мгновенно, а лучше одним прыжком преодолеть расстояние от двери до кровати и тщательно укутаться в одеяло.

Узнали себя? Умение доверять, принимать и любить себя и мир помогает значительно снизить подобную мнительность и наконец-то расслабиться. Количество подобных выдуманных страхов и фобий, по сути, показатель, насколько зрительник реализует свои таланты и развивается.

Вы ведь помните, что человек пребывает в одном из своих состояний — любовь или страх. Чем больше любви, тем меньше страха.

Доверие и любовь — это такие же базовые состояния, как и инстинкты самосохранения. Понаблюдайте за детьми — какими распахнутыми глазами они смотрят на этот мир, сколько в них доверия к окружающим.

В этом смысле зрительного человека можно сравнить с ребенком.

Он всегда доверяет и руководствуется презумпцией невиновности, поэтому верит.
Что бы вы ему ни рассказывали, он восторженно будет смотреть на вас и восклицать: «Правда?!» И здесь можно увидеть разницу между доверием и доверчивостью.
И если первое делает зрительника удивительно легким, второе — удивительно легкой мишенью для людей с не самыми благородными намерениями.

Доверие — это базовое состояние, состояние отсутствия напряжения: со мной все хорошо, мир безопасен, гиперконтроль избыточен. Доверие сопровождает ощущение безопасности и даже справедливости — понимание, что в мире все взаимосвязано и ничто не происходит просто так, все есть закономерная реакция на предыдущие решения и действия.

Доверие — это про личную ответственность, внутреннюю собранность, ведь иногда действительно важно быть внимательным, включить критическое мышление для оценки ситуации, проверить все.

Доверчивость же граничит с безответственностью: не хочу разбираться, не хочу вникать, мне все равно, решите как-то без меня.

Доверчивость — это заключать важную сделку, не вдаваясь в детали, просто потому, что не хочется напрягаться или показаться дотошным и недоверчивым человеком.

Зрительники очень доверчивые в силу своей искренности и того, что сами они очень редко врут. Их эмоции очень честные и открытые, практически всегда все у них написано на лице.

И так же они воспринимают окружающих, принимая все слова и реакции за чистую монету.
Именно зрительники чаще всего увлекаются разными эзотерическими учениями и верят в приметы.

В современной психологии существует понятие «магическое мышление». Это адаптационное расстройство, при котором человек склонен подчинять свою жизнь приметам, предсказаниям и придавать чрезмерное значение словам экстрасенсов, астрологов, нумерологов при принятии решений.

Я с огромным уважением отношусь к работе этих специалистов, однако всегда со своими клиентами рассуждаю в подобных случаях на тему личной ответственности человека.

Ведь магическое мышление не более чем попытка перенести эту самую ответственность за свои действия на посторонних: «Мне так нагадали», «Мне астролог сказал этого не делать», «У меня нет такой цифры в матрице» и т.п.

Человек с ведущим зрительным вектором — это интеллектуал. У него прекрасная зрительная память, а благодаря любопытству довольно сильный интерес к учебе.

Это часто отличники и любимцы учителей, хорошие мальчики и девочки. Но бывает и так, что прекрасно разбирающийся в теории зрительник не может применить свои знания на практике.

Огромная теоретическая база не используется в реальности.
Зрительник воспринимает окружающий мир через призму красоты — в первую очередь внешней.
Для него «некрасиво» зачастую физически невыносимо, буквально на уровне телесных ощущений.

Соответственно и к себе отношение такое же: если я буду некрасивым, то меня никто не полюбит, я останусь один.
А ведь люди выживают, когда они вместе, это принцип эволюции.
А на более глубоком бессознательном уровне страх одиночества — это страх смерти.

И зрительник очень старается создать красивую (читайте «безопасную») картинку.

И внешне все очень красиво — красивый дом, красивая семья, красивые дети, а внутри может быть пусто.

Главное, чтобы костюмчик сидел, а остальное уже детали.
Это проявляется даже в быту.
Одержимость красотой иногда приводит к тому, что под обложкой ничего не остается.
Помните, как в сериале «Друзья» Рейчел, не умеющая готовить, даже не заметила, как склеились страницы книги рецептов, и в ее десерте, кроме бисквита, бананов и сливочного крема, были еще говядина, горчица и картофель?

А в фильме «Бриджит Джонс», где главная героиня сварила синий суп, связав сельдерей синим полиэтиленовым жгутом?

Так готовят истинные зрительницы — красиво, но далеко не всегда съедобно. Вся индустрия «быстрой» косметологии — с инъекциями, операциями, мгновенными результатами и обещаниями вечной молодости — зиждется на зрительном страхе смерти и одиночества и неприятии своей внешности.

Боюсь изменений, боюсь стареть, боюсь выглядеть некрасиво, ведь тогда меня не будут любить, я останусь одна.

Фраза «сохранить лицо» обретает для таких людей буквальное значение. Однако утверждать, что все зрительники поверхностны, в корне неверно. Однажды мне написала подписчица, практически в слезах.

Прочла у какого-то блогера, что та не хотела бы кожную зрительницу в жены своему сыну, мол, больно уж поверхностные дамочки, пустышки. «Поверхностность» свидетельствует об отсутствии личностного развития. Человек не идет в глубину, в суть, а застревает на уровне картинки.
А если вдуматься, почему застревает?
Почему картинка становится важнее?

Да потому что изначально хочет любви, заботы, сочувствия, теплоты, нежности.

Для зрительного человека невероятно важен контакт.

Это одна из базовых ценностей.
Ведь когда ты с людьми, уже и не так страшно.
С людьми ты можешь реализовать свою базовую функцию — любить. Другая важная зрительная потребность — внимание.

И когда-то зрительник решил, что красивая картинка обеспечит ему реализацию этих потребностей, вот и строит свой «идеальный» внешний мир, иногда забывая, что под фантиком должна быть конфета.

Еще одна фундаментальная ценность зрительного вектора — искренность. Довольно часто искренность ассоциируется с улыбкой, открытостью, хорошим настроением.

Эдакая непременная черта доброго человека.

Нам кажется, что искренний человек всегда рад нас видеть, дружелюбен и вообще душа компании.

А если вдуматься, искренность — это больше про точность передачи информации, нежели про доброту и хорошее настроение.

Ведь если человек злится, грустит или ему страшно, но на его лице улыбка, если внутри одно, а показывает он совсем другое, разве это искренность?

А вот умение быть здесь и сейчас: если радостно — радоваться, если разозлился — злиться, если грустно — грустить, если любишь — любить, если ненавидишь — ненавидеть — уже больше похоже на искренность.

И пока вы все это читаете, вы, возможно, даже киваете, что, мол, логично, так и есть. Но когда мы в реальной жизни сталкиваемся с человеком, который искренне проявляет гнев, ярость, дерзость, злость или даже высокомерие, мы мгновенно включаем защитный механизм и начинаем считать его злым, плохим, грубым, невоспитанным.

Про его искренность как-то даже и не задумываемся. С самого детства мы долго и упорно учимся тому, что безопаснее не проявлять эмоции, тем более с воображаемым знаком минус.

Чувствуешь такое — не подавай виду! А то еще подумают чего. Не показывай слезы, не показывай, что чувствуешь на самом деле, таких никто не любит, что бы ни происходило — держи марку, держи удар и не сдавайся. Знакомо?

Именно зрительника учат этому с детства с особым тщанием.

Зрительный вектор обладает самым широким эмоциональным диапазоном, а в силу абсолютной зрительной открытости все его эмоции всегда на виду.

Так что скрывать их и намеренно подменять он учится, взрослея и перенимая такой способ поведения у значимых взрослых.

Честность, по сути, синоним искренности.

И в силу собственной честности зрительник и в окружающих видит абсолютно честных людей.

Именно поэтому он никогда не держит зла, если и обижается, довольно быстро забывает о своих обидах и всегда дает человеку еще один шанс. Это удивительная черта, которой стоит поучиться у зрительников.

В отличие от тех же системных ребят, которые старательно годами копят свои обиды, зрительные расстаются с ними быстро, умеют прощать и просить прощения.

Сила эмпатии и здесь помогает им выстраивать отношения с миром. «Грубость — это всего лишь проявление страха. Люди боятся не получить желаемое. Стоит самому мерзкому человеку почувствовать, что его любят, — и он раскроется, как цветок».
к/ф «Отель "Гранд Будапешт"»


Кстати, в главном герое фильма консьерже месье Густаве потрясающе раскрываются все зрительные черты, в том числе служение, забота и даже некоторая жертвенность в лучшем смысле этого слова.
Зрительная забота ненавязчива, она очень точно согласуется с потребностями человека.
В заботе зрительника нет стремления почувствовать себя хорошим — хорошей женой, мамой, отцом, руководителем или даже консьержем.

В ней минимум себя и минимум ожиданий благодарности и одобрения, зато максимум того, о ком он заботится.

Зрительный — один из трех векторов, которые уже далеки от материального.

Ест зрительник, как Дюймовочка, — ползернышка в день.

Сексуальный потенциал довольно низкий. Но впечатление производит обратное: яркий, красивый, манящий, часто соблазнительный.

Они любят привлечь к себе внимание, и сами зачастую влюбчивы.

Их влюбчивость носит скорее платонический характер: «Смотреть можно, трогать нельзя!»

Они обожают флиртовать, демонстрировать свое тело, чем еще больше убеждают окружающих в том, что перед ними выдающийся герой-любовник.

На деле оказывается, что главное — это красивые ритуалы, белье, свечи, шампанское.

Ощущение себя красивым, искры, которые пробегают от первых улыбок, взглядов, прикосновений. А то, что происходит дальше, уже не так интересно — у зрительников холодная биохимия.

Их оргазм — это любование красотой. Французский писатель Мари-Анри Бейл, известный под псевдонимом Стендаль, описал в книге «Неаполь и Флоренция: путешествие из Милана в Реджио» то, что он испытал во Флоренции в 1817 году:

«Когда я выходил из церкви Святого Креста, у меня забилось сердце, мне показалось, что иссяк источник жизни, я шел, боясь рухнуть на землю… Я видел шедевры искусства, порожденные энергией страсти, после чего все стало бессмысленным, маленьким, ограниченным, так, когда ветер страстей перестает надувать паруса, которые толкают вперед человеческую душу, тогда она становится лишенной страстей, а значит, пороков и добродетелей».

Подобный феномен был описан итальянским психиатром Грациэллой Магерини в 1979 году.

Она исследовала более 100 подобных случаев и выяснила, что некоторые особо чувствительные посетители флорентийских музеев ощущают состояние, близкое к истерическому психозу, — так на них воздействует красота шедевров искусства.

Они могут потерять контроль над телом, отождествлять себя с частью картины, особенно остро испытывать эмоции или даже пытаться уничтожить шедевр.

Синдром был назван синдромом Стендаля, который впервые и описал подобное состояние. Несмотря на то что синдром встречается крайне редко, охранники флорентийских музеев проходят специальную подготовку по оказанию первой помощи таким посетителям.

В первую очередь необходимо увести человека от раздражителя, в идеале — на свежий воздух. Если же приступ не проходит в течение 10 минут, обратиться за помощью к специалистам.
Стресс и фрустрация
Основные демоны зрительника — страхи, фобии и истерики. Чувствительные с детства зрительники очень остро реагируют на все, что им кажется пугающим. Это может Катя Добронравова 164 165 быть человек, который покажется им некрасивым, ссора родителей, несправедливость по отношению к кому-то в детском саду, а может быть просто силуэт вешалки в темной комнате, который в богатом зрительном воображении превратится в монстра. Именно поэтому важно с самого раннего возраста не усугублять эту способность создавать страшные картинки на пустом месте — не пугать страшными сказками и волчками, которые утащат за бочок, полицейскими и Бабой-ягой, которые вместе явятся за вашим непослушным чадом. Страх всегда будет уводить зрительника от развития, возвращая к нестабильному состоянию постоянного испуга и лишая ощущения счастья. Напуганных зрительников видно по глазам — им страшно практически всегда, причем они даже не отдают себе в этом отчет. Во всех событиях, особенно неожиданных, им мерещится что-то страшное: телефонный звонок — плохая новость, «Нам надо поговорить» — мы расстаемся, вызывает руководитель — у меня точно проблемы. Страх может обретать очень разные, часто нарциссические формы: «Как я выгляжу?», «А что обо мне подумают?», «А я стесняюсь» и т.п. В этом состоянии человек сосредоточен исключительно на себе. И часто действует или бездействует исключительно из страха выглядеть каким-то не таким — некрасивым, плохим, глупым. Но стоит ему переключиться с себя на окружающих, и он может перерасти это. Страх переходит в полярное состояние — любовь, альтруизм, доверие. Другое проявление страха — это вегетативный невроз, который зачастую присущ зрительникам. В периоды волнения вы можете замечать красные пятна на коже (часто в области шеи и декольте), а также чувствовать, как ваши ладони покрываются холодным и липким потом. К слову, холодно ему почти всегда и везде — холодные руки и ноги выдают постоянную внутреннюю тревогу. И в такие моменты и без того волнующемуся зрительнику становится еще страшнее: «Ведь я же некрасивый с пятнами на шее!» — думает он. «Что про меня подумают, если подадут мне руку, а у меня вместо нее холодная лягушачья лапка?» — переживает он. 164 Зрительный вектор 165 Важно понимать, что постоянное фоновое ощущение тревоги, страха — это сигнал о системном неудовлетворении внутренних потребностей. Напряжение постоянно нарастает, и на бессознательном уровне возникнет необходимость снять этот стресс. Проще всего это сделать через физиологическое удовлетворение ведущего вектора. В данном случае — поплакать. Слезы в жизни зрительника есть и будут всегда. Они помогают снять напряжение и расслабиться. Это самый настоящий зрительный оргазм — максимальное удовольствие от механической стимуляции чувствительной слизистой. Если постоянно подавлять слезы запретами: «Мальчики не плачут», «Хорошие девочки не плачут», «Никому не показывай свои эмоции», — это может привести к самому сильному проявлению зрительного стресса — снижению зрения. Другое дело, что у этого процесса обязательно будет свой ритм. Чем более реализован и счастлив зрительник в своей жизни, тем реже он будет плакать, удовлетворяя свои потребности. Если вы вдруг замечаете, что слезы появляются чаще и по интенсивности это уже не просто слезы, а настоящая истерика, — это повод обратить внимание на то, что происходит в данный момент в вашей жизни. Достаточно ли в ней красоты и любви? Удовлетворены ли ваши потребности? Чувствуете ли вы себя в безопасности? Счастливы ли вы? И вот так поплакал зрительник, снял стресс, и сразу так хорошо! Эйфория! Один раз почувствовав это состояние, тело сразу же запоминает: после слез становится хорошо. Так что обидчивость и истеричность становятся очень простым и доступным способом получить необходимую эмоциональную подпитку. Помните, мы уже говорили, что зрительник совсем не обидчив? Он верит, сразу прощает и быстро забывает, из-за чего был разлад. Откуда же тогда взяться обидчивости? Когда человек систематически не заботится о себе и не удовлетворяет свои эмоциональные потребности, ему просто необходима какая-то компенсация. А как быстрее и проще ее получить в случае зрительного вектора? Поплакать! А если нет особых поводов для слез? Их всегда можно придумать: Катя Добронравова 166 167 накрутить себя, раздуть из мухи слона, обидеться на пустом месте. А можно еще постоянно жить или работать с человеком, который будет давать реальные поводы для слез, но не уходить, с лихвой получая необходимые эмоции. Правда, похоже это больше на контрабанду — вместо того, чтобы купить яблоки или вырастить их, можно просто махнуть через забор и нарвать соседских. Да, если поймают, будут последствия, но схема-то рабочая. Возможность компенсировать свой эмоциональный дефицит за счет другого человека — прямой путь к созависимости. Естественно, созависимость присуща не только зрительному вектору. Этой «стратегией» может начать пользоваться любой человек, который не умеет сам удовлетворять свои эмоциональные потребности. Все, что мы делаем в этой жизни, мы делаем исключительно для того, чтобы испытать какие-то чувства. Выйду замуж или женюсь — почувствую себя любимым. Куплю машину — почувствую себя богатым. Выиграю в конкурсе или получу премию — почувствую себя успешным. Достижение любого результата дарит нам определенные эмоции, и именно они и являются нашей истинной целью. Чем больше положительных эмоций мы переживаем, тем более счастливыми себя чувствуем, и наоборот. И в тот момент, когда мы сами не способны удовлетворять свои эмоциональные потребности, мы перекладываем эту обязанность на другого человека. Так и рождается созависимость: он или она рядом, мне хорошо. Меня хвалят — я радуюсь. То, что меня при этом могут бить все остальное время, не так страшно, ведь остаться одному, без хотя бы такого источника эмоций, еще страшнее. Самое важное в такой ситуации — наконец-то понять и признаться себе, что никто, кроме вас самих, не в состоянии удовлетворить ваши эмоциональные потребности. Обидчивость — это детское проявление. Мы не умеем выстраивать взаимоотношения, доносить свою позицию, мы страшно боимся не получить желаемого и решаем идти коротким путем — обижаться и манипулировать. Не будет по-моему? Обижусь! Именно страх не реализовать свою важную 166 Зрительный вектор 167 потребность бессознательно толкает нас на подобное поведение. Каждую обиду стоит рассмотреть внимательно, познакомиться с ней. А чего я сейчас боюсь? Какого ресурса меня лишат? Чего мне не достанется? Как я могу самостоятельно получить этот ресурс? Истеричность чаще всего идет рука об руку с обидчивостью. Подобная гиперэмоциональность позволяет громко и ярко заявить о своих страхах, да еще и поплакать — дать выход внутреннему напряжению и удовлетворить зрительную физиологическую потребность. Ругать человека за истерики просто бессмысленно. Во время такого эмоционального выплеска ребенок или взрослый не отдает себе отчет в том, что происходит. Та часть его личности, которая отвечает за логику, в данный момент неактивна. Крайне важно позволить всем этим эмоциям сначала выйти, потом подождать, пока человек успокоится и придет в себя. Никакие нотации, крики, угрозы, взывания к разуму не сработают, наоборот — спровоцируют еще большую эмоциональную реакцию. Вы видели хотя бы раз ребенка, который перестал плакать и быстро успокоился после слов: «Я тебе сейчас…»? Я — ни разу. Зато плакать сильнее и громче после подобных угроз начинают все дети. Истерика для зрительника — его выступление, моноспектакль! Он в этот момент получает все — зрителей, внимание, реакции, эмоции. И здесь действует одно-единственное правило: нет зрителей — нет концерта. Я возвращалась после одного из тренингов на поезде, и моими попутчиками была мама и ее очаровательный четырехлетний сын Ваня. С огромными, выразительными глазами. Их провожали папа и старший брат. Ваня с интересом рассматривал поезд, разговаривал с родителями и братом. Проводница попросила провожающих покинуть вагоны, и тут Ваня почуял неладное. Папа и брат начали собираться. На лице малыша появилась гримаса боли и страдания, глаза стали стеклянными. Катя Добронравова 168 169 — Я не хочу ехать к бабушке, я хочу остаться с папой! — Ванюш, ну ты чего, ты же сам попросил взять тебя с собой. — Ну ма-а-а-ам!.. Папа и брат поймали момент и выскочили из вагона, Ваня рванул к окну, слезы полились ручьем. Мама невозмутимо наблюдала за этой сценой. — Расстроился, да? Ну ты же сам хотел поехать. Помнишь, мы тебе билеты покупали? А еще, кто же меня там защищать будет? Я же без тебя не справлюсь. Ну, ты поплачь еще, а как захочешь — будем пить чай. Ваня пару минут провел в коридоре, куда выскочил из купе вслед за папой и братом, вытирая глаза и нос, и вернулся пить чай. Я про себя аплодировала стоя его маме. Я знаю много таких примеров, когда эмпатия и сочувствие очень быстро помогают выйти из эмоционального пике. И все же самое важное — это не лечение, а профилактика. Именно системная забота о себе и реализация своих потребностей помогут не доводить себя до таких состояний. Чем больше зрительник реализует свои таланты и способности, тем меньше в его жизни остается места слезам.

Рисование, актерское мастерство, дизайн, волонтерство — все это может стать как хобби, так и самой настоящей профессией для человека с ведущим зрительным вектором.

В психотерапии есть целое направление, которое особенно придется по вкусу зрительникам — арт-терапия.

Для того чтобы попробовать, что это, вам даже не обязательно идти на особую арт-медитацию или к арт-терапевту. Возьмите бумагу и любые материалы, которые вам по душе, — карандаши, фломастеры, ручки, мелки, пастель, акварель, гуашь или даже акрил или масло.

Подумайте о том, что вас тревожит, беспокоит.

Почувствуйте, где живет это ощущение в вашем теле. Дайте себе пару минут, понаблюдайте за этим состоянием.

А теперь смело начинайте рисовать. Позвольте себе не думать, а интуитивно выбирать цвета и то, что вы рисуете. Наполните рисунок своим состоянием.

Возможно, это будут фигуры, отчетливый образ или просто абстракция. Здесь нет правил или границ. Разрешите себе оставить всю тревогу на бумаге. Рисунок вы можете уничтожить любым угодным вам способом
Зрительные мужчины
И отдельно я хочу поговорить о мужчинах с ведущим зрительным вектором.
Мы живем в мире стереотипов.

Если девочка играет в куклы, наряжается сама и частенько плачет, то это нормально, никто даже не обратит внимания, потому что это считается нормой.

А вот если все то же самое делает мальчик, то сразу возникает много вопросов.
Стереотип «мужчина — солдат» до сих пор невероятно силен.
И на зрительных мужчин с самого раннего возраста набрасываются с запретами и понуканиями:
Не плачь! Не показывай эмоции! Не хнычь! Не жалуйся! Дерись! Дай сдачи! Не будь слабаком!

Вы уже знаете, к чему может привести запрет на слезы в детстве.
К тому же что общего имеет внутренняя сила, ответственность, мужество, лидерство, наконец, с подавлением эмоций?

Как связаны эти понятия? И как увлечение куклами и красотой может противоречить проявлению этих прекрасных качеств?

Кто сказал, что единственно верный путь для мужчины обязательно сопряжен с борьбой?
Да, для кого-то это действительно так. Кому-то это будет необходимо. Но все мы разные.
И там, где один мальчишка, не задумываясь, даст сдачи, другой заплачет. Где один хладнокровно распотрошит пойманную рыбу, другой отпустит. Где один не сможет простить обиду, другой проявит милосердие.

Попробуйте увидеть не несоответствие социальным ожиданиям и общественным установкам, глядя на зрительного мужчину, а человека и душу.

Позволяйте своим зрительным сыновьям плакать, не учите их подавлять свои эмоции. Наоборот, познакомьте их с чувствами, научите их не бояться подобных проявлений, а направлять их в созидательное русло.

Иначе в какой-то момент им придется просто отгородиться от этого бесчувственного мира очками
Как общаться со зрительником
Запомните главное — это самые впечатлительные и чувствительные люди.

Для окружающих их эмоции часто непонятны, а иногда даже вызывают приступы раздражения:

«Ну что опять за нытье? Ну не сахарный же, потерпишь!»

А дело совершенно в другом — эмоциональная амплитуда настолько широка, что зрительник часто просто не может справиться с той лавиной чувств, которая его накрывает.

Насмешки над его чувствами в таких случаях — это болезненный и неприятный опыт для него.

И если вы ловите себя на ощущении, что вам хочется одернуть человека (маленького или большого), высмеять то, как близко к сердцу он принимает что-то, лучше спросите себя — почему это меня задевает?

Подумайте, почему вам так сложно позволить другому человеку выражать свои чувства так, как хочется ему?

То же самое касается и слез, которые в жизни зрительника есть всегда, вне зависимости от пола, возраста и жизненных обстоятельств. Это могут быть слезы горечи и радости, поражения или ликования или просто от переизбытка эмоций и чувств. Разрешайте зрительнику рядом с вами или внутри вас плакать. Красота и эстетика — принципиальные моменты в жизни зрительного человека. Это то, к чему он всегда стремится, — ему действительно важны все эти цветы, рюшечки, бантики. Он создает вокруг себя мир красоты и любви, расставляя важные для себя акценты. Это физиологическая потребность, лишая его которой можно медленно, но верно загнать зрительного человека в стресс и постоянные истерики. Еще одна физиологическая потребность зрительника — внимание и комплименты. Хотите подружиться с ним? Сделайте комплимент его внешности или образу. И посмотрите, как его лицо буквально начинает светиться изнутри. Хотите сделать больно? Скажите зрительнику, что он некрасивый. Современная индустрия моды и красоты, к сожалению, делает это регулярно. Бедные зрительники и зрительницы в бесконечной тревоге не соответствовать картинке и лишиться любви идут на любые меры: увеличивают грудь, удаляют «лишние» ребра, добавляют импланты или делают липосакцию.

Массажа, спорта и регулярной работы над собой им недостаточно.

И все исключительно ради того, чтобы услышать комплименты, поверить в себя, почувствовать себя красивым.

Вы можете помочь зрительнику на этом пути, просто делая ему комплименты каждый день. Но, конечно, и здесь главное — искренность.

Зрительный человек довольно большую часть своей жизни проводит в страхе и тревоге, особенно если его пугали в детстве.

Поэтому, если вы уже понимаете, что у вас растет зрительный малыш, будьте его опорой, а не человеком, которого он боится.

Ему крайне необходимо чувствовать вашу поддержку, ощущать, что вы на его стороне. И речь не о том, чтобы создать идеальный искусственный мир вокруг. Гораздо важнее убедить маленького зрительника в том, что в мире, полном разных людей, событий, рисков, у него всегда есть поддержка и он всегда может рассчитывать на вашу помощь.

Главный навык зрительного человека — научиться оставаться в своей роли и в своих границах.

Зрительники крайне чувствительны, поэтому могут ощущать общее ухудшение состояния в момент, когда человеку рядом с ними плохо, если у них не выстроены здоровые границы и чувствование себя.

Если вы обладатель зрительного вектора, вам совершенно не нужно постоянно сливаться с состоянием тех, кто вас окружает.
Благодаря данной вам эмпатии вы можете позволить им проживать свой опыт, не становясь для них спасателями и не включаясь в их эмоции.

Ну а если вы чувствуете, что эмоциональный накал дает свое, помните, что эмоции — это просто химическая реакция.
Потанцуйте, попрыгайте, сделайте 50 приседаний или встаньте на минуту в планку.
Это поможет вам очень быстро вернуть себе эмоциональное равновесие.

В течение ближайших нескольких дней понаблюдайте за собой и попробуйте ответить на следующие вопросы, чтобы понять, насколько в вас проявлен зрительный вектор.

1. Важна ли для вас красота и эстетика?

2. Можно ли назвать вас обидчивым человеком? Как часто вы обижаетесь?

3. Легко ли вы отходите после ссор и конфликтов?

4. Есть ли фильмы, книги, а может быть, даже картины или спектакли, во время чтения или просмотра которых вы не можете не заплакать?

5. Называли ли вас в детстве впечатлительным ребенком?

6. Бывает ли у вас ощущение дискомфорта, если одежда на вас сочетается не так, как вам бы хотелось
Внешние проявления
1. Стремление к красоте в любых проявлениях.

2. Мечтательность.

3. Падающее зрение, очки.

4. Частые слезы, глаза на мокром месте.

5. Артистизм.

6. Любовь к живым существам.

7. Яркость.

8. Смущение, стеснительность.

9. Боязнь темноты.

10. Доверчивость.

11. Суеверность.

12. Малоежка.

13. Часто вегетарианец из пацифизма.

14. Очень стильный
Характер
1. Добрый.

2. Альтруистичный.

3. Любящий.

4. Справедливый.

5. Жертвенный.

6. Эмпатичный.

7. Верит в лучшее — очень легко прощает, отпускает обиды.

8. Доверчивый.

9. Смотрит на жизнь сквозь розовые очки.

10. Оптимист.

11. Самый широкий эмоциональный диапазон.

12. Чувственный.

13. Впечатлительный.

14. Страхи, фобии, обидчивость — в стрессе
Ведет себя при стрессе
1. Вегетативный невроз: потные ладошки, холодные руки и ноги, пятна на шее.

2. Обидчивость.

3. Неуравновешенность.

4. Истеричность.

5. Страхи и фобии.

6. Жертвенность — комплекс виктимности в сочетании с кожным.

7. Нарциссизм
Реализация вектора — хобби, любимые занятия, от куда берет энергию:

1. Создание красоты вокруг.

2. Любые арт-мастер-классы/арт-медитации.

3. Добрые дела и забота об окружающих.

4. Общение с детьми и животными.

5. Ритуалы ухода/заботы о себе.

6. Мелодрамы и романтические комедии.

7. Возможность проявить эмпатию в любом виде.

8. Посещение музеев, театров.

9. Прогулки на природе, созерцание.

10. Создание цветочных, декоративных композиций.

11. Живопись.

12. Фотография.
Чем заниматься, и где можно встретить свою родную душу?
1. Дизайнер в любой сфере

2. Художник

3. Фотограф

4. Воспитатель

5. Любая позиция в сфере клиентского сервиса и обслуживания

6. Декоратор, флорист

7. Шоппер, консультант по подбору одежды

8. Стилист, парикмахер

9. Воспитатель

10. Психолог

11. Любая позиция, связанная с благотворительностью и волонтерством

12. Искусствовед

13. Аниматор, мультипликатор

14. Актер
Фильмы и герои:

«Чудо» (Август Пулман)
Все фильмы о Гарри Поттере (Гарри, Гермиона)
«Девушка из Дании» (Герда, Эйнар)
«Кролик Джоджо» (Джоджо)
Фильмы Паоло Соррентино и Уэса Андерсона с точки зрения построения кадра и эстетики
т/с «Клиника» (Джей Ди)
т/с «Секс в большом городе» (Кэрри, Шарлотта)
Родительские странички:

Самые трогательные, хрупкие дети — зрительные. Они доверчивы, часто плачут и эмпатичны практически с рождения.
Как их узнать?

1. Насколько важна красота для вашего ребенка? Самому быть красивым, быть в красивом месте, рядом с красивыми людьми? Как часто он обращает на это внимание?

2. Можете ли вы сказать, что ваш малыш — эмпат? С сочувствием относится к окружающим, очень переживает за других, не может пройти мимо брошенного на улице котенка?

3. Можно ли сказать, что ваш ребенок застенчив, а иногда и вовсе трусишка? Долго вас не отпускает, когда попадает в новое пространство, стесняется, отказывается спать в темноте?

4. Как часто ваш ребенок плачет? Случаются ли с ним истерики? Зрительник — на то и зрительник, слезы — неотъемлемая часть их жизни и лучшая разрядка во время стресса.

5. Артистичен ли ваш малыш? Любит ли выступать на сцене, привлекать в себе внимание? А может быть, увлекается рисованием?

6. Можете ли вы назвать своего ребенка фантазером? А может быть, у него есть воображаемые друзья?

Как найти подход к ребенку с ведущим зрительным вектором?


1. Давайте ему плакать. Слезы в жизни зрительника будут всегда и в определенном ритме. Если ритм участился, а плач превращается в истерику — внимание!
У вашего ребенка стресс.

Позволяйте плакать мальчикам столько, сколько нужно. «Мужики не плачут» в данном случае можно приравнять к рецепту на получение пары очков в аптеке.

2. Истерика — это довольно неприятная штука, и важно научиться нейтрально на нее реагировать. Художественный ребенок — актер. Нет зрителей — нет спектакля. Но делать это надо максимально бережно, объясняя ребенку, что вы на 100% ему сочувствуете, вы рядом (например, на кухне готовите обед) и ждете, пока он успокоится.

3. Разрешайте ему спать с ночником, если просит. И пожалуйста, не надо «придет серенький волчок».
Зрительник буквально видит этих волчков и безумно их боится, не культивируйте эти страхи.

4. Поощряйте занятия рисованием, увлечение искусством, модой. А еще — делайте вместе добрые дела! Для зрительников это лучшая профилактика стресса (читай — «истерик»).

5. Не ругайте, не высмеивайте и не беспокойтесь, если у вашего ребенка есть воображаемые друзья. Это просто этап взросления.

6. И еще один щепетильный момент. Именно у зрительных детей в стрессе проявляется вегетативный невроз — появляются красные пятна на шее от волнения (что вообще нестрашно) и потеют ладошки.

Для девчонок это некритично, а вот значение мужского рукопожатия сложно переоценить. Важно научить мальчика не стесняться этого и всегда с собой иметь носовой платок, чтобы он спокойно мог вытереть руку и поздороваться.